Грибы и знаменитости - Страница 3 - Грибы и культура - Грибы средней полосы Перейти к публикации
merlu

Грибы и знаменитости

Рекомендованные сообщения

vasilinka

Я что то не поняла...  Его обвинили именно в постройке шалаша? Или за образ жизни и целительство? Чем он напряг НКВД?( Такой молодой(

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

  • Гусев Николай Иванович

    Родился в 1919 г., г. Москва; русский; неграмотный; б/п; без определенных занятий. Проживал: без определенного места жительства.

    Арестован 23 сентября 1937 г. 

    Приговорен: тройкой при УНКВД по Московской обл. 8 октября 1937 г., обв.: участие в контрреволюционной группе и антисоветской агитации. 

    Расстрелян 9 октября 1937 г. Место захоронения - Московская обл., Бутово. Реабилитирован в июле 1989 г.

    Источник: Москва, расстрельные списки - Бутовский полигон

 

 

Я предполагаю, что блаженный Николай был воспитан бабушкой в духе страннической секты.

Именно для них типично отсутствие паспортов, бега в леса, религиозное табу на сотрудничество с властями (включая и подпись под допросом) и ярая антигосударственная пропаганда (государством по их вере правит антихрист).

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Аксинья

Война грибов с ягодами (сказка)

35.jpg

 

Красным летом всего в лесу много — и грибов всяких и всяких ягод: земляники с черникой, и малины с ежевикой, и черной смородины. Ходят девки по лесу, ягоды собирают, песенки распевают, а гриб-боровик, под дубочком сидючи, и пыжится, дуется, из земли прет, на ягоды гневается: «Вишь, что их уродилось! Бывало и мы в чести, в почете, а ныне никто на нас и не посмотрит! Постой же, — думает боровик, всем грибам голова, — нас, грибов, сила великая — пригнетем, задушим ее, сладкую ягоду!»

Задумал-загадал боровик войну, под дубом сидючи, на все грибы глядючи, и стал он грибы созывать, стал помочь скликать: 

— Идите вы, волнушки, выступайте на войну! 

Отказалися волнушки:

37.jpg

— Мы все старые старушки, не повинны на войну. 

— Идите вы, опёнки!

Отказалися опёнки: 

— У нас ноги больно тонки, не пойдём на войну! 

— Эй вы, сморчки! — крикнул гриб-боровик. — Снаряжайтесь на войну! 

Отказались сморчки; говорят: 

— Мы старички, уж куда нам на войну!

Рассердился гриб, прогневался боровик, и крикнул он громким голосом: 

— Грузди, вы ребята дружны, идите со мной воевать, кичливую ягоду избивать! 

Откликнулись грузди с подгруздками: 

— Мы грузди, братья дружны, мы идём с тобой на войну, на лесную и полевую ягоду, мы ее шапками закидаем, пятой затопчем! 

Сказав это, грузди полезли дружно из земли, сухой лист над головами их вздымается, грозная рать подымается.

«Ну, быть беде», — думает зеленая травка. 

А на ту пору пришла с коробом в лес тетка Варвара — широкие карманы. Увидав великую груздевую силу, ахнула, присела и ну грибы сподряд брать да в кузов класть. Набрала его полным-полнешенько, насилу до дому донесла, а дома разобрала грибки по родам да по званию: волнушки — в кадушки, опёнки — в бочонки, сморчки — в бурачки, груздки — в кузовки, а наибольший гриб-боровик попал в вязку; его пронизали, высушили да и продали. 

С той поры перестал гриб с ягодою воевать.

- КОНЕЦ -

Сказка: Даль В. Иллюстрации: Конашевич В.

  • Нравится 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

192 года назад родился русский поэт Николай Некрасов (1821-1878).

 

IMG_6125.jpg

 

 

Из поэмы "Крестьянские дети" (1861)
 
Счастливый народ! Ни науки, ни неги
   Не ведают в детстве они.
Я делывал с ними грибные набеги:
Раскапывал листья, обшаривал пни,
Старался приметить грибное местечко,
А утром не мог ни за что отыскать.
 
.....................
 
Ух, жарко!.. До полдня грибы собирали.
Вот из лесу вышли — навстречу как раз
Синеющей лентой, извилистой, длинной,
Река луговая; спрыгнули гурьбой,
И русых головок над речкой пустынной
Что белых грибов на полянке лесной!
Река огласилась и смехом и воем:
Тут драка — не драка, игра — не игра...
А солнце палит их полуденным зноем.
— Домой, ребятишки! обедать пора.—
Вернулись. У каждого полно лукошко,
А сколько рассказов! Попался косой,
Поймали ежа, заблудились немножко
И видели волка... у, страшный какой!
Ежу предлагают и мух, и козявок,
Корней молочко ему отдал свое —
Не пьет! отступились...
 
.............................
 
Грибная пора отойти не успела,
Гляди — уж чернехоньки губы у всех,
Набили оскому: черница поспела!
А там и малина, брусника, орех!
Ребяческий крик, повторяемый эхом,
С утра и до ночи гремит по лесам.
Испугана пеньем, ауканьем, смехом,
Взлетит ли тетеря, закокав птенцам,
Зайчонок ли вскочит — содом, суматоха!
Вот старый глухарь с облинялым крылом
В кусту завозился... ну, бедному плохо!
Живого в деревню тащат с торжеством...
  • Нравится 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

В дополнение к предыдущему посту, статья о грибах в Карабихе, усадьбе Н. Некрасова
 
0_aafce_df82635b_L.jpg
 
Лазарева О.Л.
 
ПРЕДВАРИТЕЛЬНЫЕ МАТЕРИАЛЫ К ИЗУЧЕНИЮ БИОТЫ МАКРОСКОПИЧЕСКИХ ГРИБОВ ПАРКОВ МУЗЕЯ-ЗАПОВЕДНИКА Н.А. НЕКРАСОВА КАРАБИХА
 
Грибы являются одной из частей экосистемы, играющей существенную роль в процессах переноса и превращения веществ и энергии в биоценозе, в разложении остатков животных и растений, в повышении плодородия почвы и очищении ее от патогенных организмов. Они представляют основную группу редуцентов, способных разрушать стойкие лигноцеллюлозные комплексы опада и древесины. Наряду с преобразованием органики грибы способны к превращению многих минеральных веществ. Грибы-микоризообразователи, вступая в сложные взаимоотношения с растениями, регулируют обмен веществ и энергии фотобионта. Многие грибы являются источником белков и биологически активных веществ и используются в пищу. 
 
Несмотря на огромное значение грибов микобиота России изучена крайне неравномерно. До недавнего времени Ярославская область была белым пятном на микологической карте России. Начиная с 90-х годов ХХ века, проводится планомерное изучение биоты агарикоидных и гастероидных базидиомицетов Ярославской области [3, 4, 5, 2] Однако биота макроскопических грибов парков музея-заповедника Н.А. Некрасова, расположенного в д. Карабиха Ярославского района Ярославской области, специально не изучалась. 
 
В 2006 и 2008 годах автор провел микофлористические исследования на территории верхнего, нижнего и старого парков усадьбы. На данный момент выявлено 24 вида агарикоидных и гастероидных базидиомицетов. Два из них занесены в Красную книгу Ярославской области. Два вида (Гигрофор золотистозубчатый и Лангерманния гигантская) приводятся для Ярославской области впервые. Составлен аннотированный список выявленных видов. Названия видов располагаются по алфавиту. Сокращения фамилий авторов названий таксонов приведены в соответствие с работой Кирка и Анселла [6]. Сведения о виде включают: русское и латинское название вида и семейства, трофическую группу, местообитание (для единичных находок название фитоценоза), субстрат, период образования плодовых тел (для единичных находок дату сбора), частоту встречаемости, пищевое значение. Для видов*, занесенных в Красную книгу Ярославской области (2004), указаны статус и ранг охраны. 
 
 
Верхний парк 
 
1. Агроцибе ранняя (Agrocybe praecox (Pers.: Fr.) Fayod), сем. Больбитиевые (Bolbitiaceae Sing.). Гумусовый сапротроф. Газон из одуванчика и злаков перед забором верхнего парка, на почве, 24.07.08. Съедобен. 
 
2. Валуй (Russula foetens Pers.), сем. Сыроежковые (Russulaceae Kreisel). Микоризообразователь. Березняк с елью снытево-злаковый, на почве. VII-VIII. Часто. Съедобен.
 
3. Говорушка белесая (Clitocybe candicans (Pers.: Fr.) P. Kumm.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Подстилочный сапротроф. Березняк с елью снытевозлаковый, на подстилке, 15.08.06, 24.07.08. Редко. Ядовит. 
 
4. Луговой опенок (Marasmius oreades (Bolt.: Fr.) Fr.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Гумусовый сапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на почве. VII-VIII. Часто. Съедобен. 
 
5. Навозник насеянный (Coprinus disseminatus Pers.), сем. Навозниковые (Coprinaceae Rose). Гумусовый сапротроф, ксилосапротроф. Березняк с елью снытево-злаковый, у основания стволов берез. VII-VIII. Часто. Несъедобен. 
 
6. Сыроежка (Russula sp.), сем. Сыроежковые (Russulaceae Kreisel). Микоризообразователь. Березняк с елью снытево-злаковый, березняк травяный, на почве, 15.08.06, 24.07.08. Нередко. Съедобность неизвестна.
 
 
Нижний парк 
 
1. Агроцибе ранняя (Agrocybe praecox (Pers.: Fr.) Fayod), сем. Больбитиевые (Bolbitiaceae Sing.). Гумусовый сапротроф. Липняк с кленом и березой крапивно-снытевый, на почве, 15.08.06. Съедобен.
 
2. Васцеллум луговой (Vascellum pratense (Pers.) Kreisel.), сем. Дождевиковые (Lycoperdaceae Pers.). Гумусовый сапротроф. Газон за барским домом, перед кустом сирени, на почве, 15.08.06. Несъедобен. 
 
3. Волоконница заостренная (Inocybe fastigiata (Schaeff.) Qu?l., сем. Паутинниковые (Cortinariaceae Heim ex Pouz.). Микоризообразователь. Липняк с кленом и березой крапивноснытевый, на почве, 15.08.06. Ядовит. 
 
4. Волоконница надорванная (Inocybe lacera (Fr.: Fr.) P. Kumm.), сем. Паутинниковые (Cortinariaceae Heim ex Pouz.). Микоризообразователь. Липняк снытево-мятликовый, на почве, 24.07.08. Ядовит. 
 
5. Гигрофор золотистозубчатый (Hygrophorus chrysodon (Batsch: Fr.) Fr.), сем. Гигрофоровые (Hygrophoraceae Lotsy). Микоризообразователь. Липняк снытевый, на почве, 15.08.06. Съедобен. Обнаружен в Ярославской области впервые. 
 
6. Говорушка побеленная (C. dealbata (Sow.: Fr.) P. Kumm.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Подстилочный сапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на подстилке. VII-VIII. Нередко. Ядовит. 
 
7. *Дубовик оливково-бурый, дубовик, поддубник (Boletus luridus (Schaeff.: Fr.) Fr.), сем. Болетовые (Boletaceae Chev.). Микоризообразователь. Липняк снытево-мятликовый, на почве, 24.07.08. Также имеется личное сообщение Д.В. Власова (Ярославский историко-архитектурный музей-заповедник) о нахождении вида на территории нижнего парка. Редко. Условно съедобен. Вид занесен в Красную книгу Ярославской области [1]. Статус: 3-я категория, редкий вид. Ранг охраны: местный. 
 
8. Коллибия Кука (Collybia cookie (Bres.) J.D. Arnold., сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Подстилочный сапротроф, микосапротроф. Липняк с кленом снытево-недотроговый, на подстилке, 15.07.06. Несъедобен. 
 
9. Коллибия лесолюбивая (Collybia dryophila (Bull.: Fr.) P. Kumm.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Подстилочный сапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на подстилке. VI-IX. Часто. Съедобен.
 
10. Лаковица лаковая (Laccaria laccata (Scop.: Fr.) Berk. et Broome), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Микоризообразователь. Липняк с кленом снытево-недотроговый, на подстилке, почве, 15.07.06. Съедобен. 
 
11. Лангерманния гигантская (Langermannia gigantea (Pers.) Rostk.), сем. Дождевиковые (Lycoperdaceae Pers.) Гумусовый сапротроф. Газон за барским домом, на почве, 25.08.06. Съедобен в молодом возрасте. Обнаружен в Ярославской области впервые. 
 
12. Летний опенок (Kuehneromyces mutabilis (Schaeff.: Fr.) Singer et A.H. Sm.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на пнях и валеже лиственных пород. VI-VIII. Нередко. Съедобен. 
 
13. Луговой опенок (Marasmius oreades (Bolton: Fr.) Fr.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Гумусовый сапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на почве. VI-X. Часто. Съедобен. 
 
14. Мицена колокольчатая (Mycena galericulata (Scop.: Fr.) S.F. Gray, сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Ксилосапротроф. Липняк с кленом и березой крапивно-снытевый, на пне, 15.08.06. Несъедобен. 
 
15. *Мутинус Равенеля (Mutinus ravenelii (Berk. et Curtis) E. Fischer, сем. Фаллюсовые (Phallaceae Fr.). Подстилочный сапротроф. Приводится на основании личного сообщения Д.В. Власова (Ярославский историко-архитектурный музейзаповедник). Несъедобен. Вид занесен в Красную книгу Ярославской области [1]. Статус: 3-я категория, редкий вид. Ранг охраны: государственный. 
 
16. Навозник насеянный (Coprinus disseminatus Pers.), сем. Навозниковые (Coprinaceae Rose). Гумусовый сапротроф, ксилосапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на пнях хвойных и лиственных деревьев, на почве у основания стволов. VII-VIII. Часто. Несъедобен. 
 
17. Опенок осенний (Armillaria mellea (Vahl: Fr.) P. Kumm.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Ксилосапротроф, факультативный паразит. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на пнях и разложившейся древесине лиственных и хвойных деревьев. VIII-IX. Нередко. Съедобен. 
 
18. Плютей олений (Pluteus atricapillus (Batsch) Fayod.), сем. Плютеевые (Pluteaceae Kotl. et Pouz.). Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на пнях и разложившейся древесине лиственных и хвойных деревьев. VII-IX. Нередко. Съедобен. 
 
19. Псатирелла (хруплянка, опенок) Де Кандолля (Psathyrella candolleana (Fr.: Fr.), сем. Навозниковые (Coprinaceae Rose). Гумусовый, подстилочный сапротроф. Повсеместно, в разных типах фитоценозов, на почве, подстилке, сильно разложившейся древесине. VI-VIII. Нередко. Съедобен. 
 
20. Трихолома (рядовка) (Tricholoma sp.), сем. Трихоломовые, Рядовковые (Tricholomataceae Heim ex Pouz.). Гумусовый сапротроф. Липняк с елью колокольчиково-снытевый, под кустом чубушника, на почве, 15.08.06. Съедобность неизвестна. 
 
 
Старый парк 
 
1. Крепидот мягкий (Crepidotus mollis (Schaeff.: Fr.) Staude, сем. Крепидотовые (Crepidotaceae (Imai: Fr.) Singer.). Ксилосапротроф. Обнаружен на досках, ограничивающих пруд, 15.08.06, 24.07.08. Несъедобен. 
 
2. Навозник насеянный (Coprinus disseminatus Pers.), сем. Навозниковые (Coprinaceae Rose). Гумусовый сапротроф, ксилосапротроф. Растет большой группой на досках, ограничивающих пруд. VII-VIII. Часто. Несъедобен. 
 
Приведенный список видов не является исчерпывающим. Планируется продолжение исследований по выявлению микофлоры парков музея-заповедника Н.А. Некрасова. Предварительные данные показывают, что на территории музея произрастают виды грибов, занесенные в Красную книгу Ярославской области, а также виды, для которых фитоценозы парков на данный момент являются единственным местообитанием. 
 
Гербарий собранных грибов хранится в Микологическом отделе Гербарного фонда кафедры ботаники, теории и методики обучения биологии ЯГПУ им. К.Д. Ушинского.
 
 
Литература
1. Красная книга Ярославской области.  Ярославль, 2004. 
2. Лазарева О.Л. Биота гастероидных базидиомицетов Ярославской области // Биоразнообразие Верхневолжья: современное состояние и проблемы сохранения: Матер. регион. науч.-практ. конф. Ярославль, 2004, с. 47-53. 
3. Лазарева О.Л. Шляпочные грибы Ярославской области. I. Переславский национальный парк // Микол. и фитопатол.  1997.  Т. 31, вып. 6, с. 7-13. 
4. Лазарева О.Л. Шляпочные грибы Ярославской области. II // Микол. и фитопатол.  1998.  Т. 32, вып. 6,  с. 24-31. 
5. Лазарева О.Л. Шляпочные грибы Ярославской области. III // Микол. и фитопатол. 2002.  Т. 36, вып. 4, с. 16-21. 
6. Kirk P.M., Ansell A.E. Authors of Fungal Names.  IMI, CAB International.  1992,  95 p.
155
 
0_aafde_368ff7ea_L.jpg
 
Источник: http://www.adm.yar.ru/doosp/doc/%DD%EA%EE%EB%EE%E3%E8%FF%20%E8%20%CA%F3%EB%FC%F2%F3%F0%E0_2.pdf
стр. 149-154

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Ровно 169 лет назад в Ярославле родился Леонид Сабанеев (1844-1898) - русский зоолог, натуралист, популяризатор и организатор охотничьего и рыболовного дела. Автор широко известного труда «Рыбы России. Жизнь и ловля (уженье) наших пресноводных рыб». Автор "Охотничьего календаря" и книг про охотничьих собак. Издатель и редактор журнала «Природа» (1873—1877), с 1878 года — журнала «Природа и охота», которым зачитывалась вся Россия. Один из основателей Русского охотничьего клуба. Состоял в переписке с Дарвином, был близким другом императора Александра III.
 
Sabaneev.jpg
 
"Л.П. Сабанеев был страстный зоолог и охотник; интересовали его, впрочем, только позвоночные, главным образом, нашей фауны. Ещё с юных лет он стал заниматься охотой, рыбной ловлей, держал у себя всяких птиц, и настолько их знал, что, прогуливаясь в лесу, напр., мог по голосам определять всех выдававших себя звуками, пернатых." (Д. Анучин)
 
Интерес грибам у Сабанеева, видимо, отсутствовал. Возможно, это связано и с его гигантским ростом под два метра.
Удалось выловить лишь одну интересные цитаты из книги "Собаки охотничьи... Борзые и гончие" в главе, посвящённой французским бассетам:
 
"В настоящее время французскими охотниками отличается 5 - б самостоятельных пород бассетов, и число это постепенно увеличивается; в 60-х годах не было еще ни одной с вполне установившимися признаками. Распространению бассетов много способствовало то обстоятельство, что в большинстве они оказывались очень злобными и смелыми и пригодными на всякого зверя - от кролика до кабана, волка и оленя, охотно лазают в нору за лисой или барсуком; наконец, они могут, подобно спаниелям, выгонять из чащей вальдшнепов, фазанов и куропаток. Для мелкого ружейного охотника бассет представляет, подобно таксе, почти универсальную охотничью собаку. В некоторых местностях, наконец, крестьяне употребляют бассетов для отыскивания трюфелей".
 
ohota3.jpg
 
"В России бассеты появились очень недавно, не более 10 лет назад, и на столичных выставках было показано лишь немного экземпляров, притом не особенно типичных. Между тем не подлежит никакому сомнению, что в качестве гончих бассеты, особенно брудастые, бигли бы гораздо пригоднее для русских ружейных охотников, чем таксы, далеко уступающие бассетам по чутью и голосам. Замечательно, что бассеты были известны в России еще в середине прошлого столетия. В 1740 году были куплены русским послом в Париже князем Кантемиром 34 пары (смычка) собак бассетов, в том числе несколько ищущих трюфели - за 1.100 рублей*."
 
* См. "Внутр. быт Русск. государства с 17-го окт. 1740 г. по 25-е ноября 1741 г.". Кн. I (Москва, 1880), стр. 319.
 
395b030ef93b.jpg

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
vasilinka

Иван, а где стоит эта скульптура?

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

В Костроме...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Ольга

Нос этому бассету видимо часто гладят!)

Прочитала про него: в бронзовом шаре копилка на содержание бездомных животных в Костроме.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Сегодня юбилей Андрею Макаревичу - 60 лет!

 

d7535c1c05c44cd78b752443f4dbf167.jpg

 

Песня Макаревича: Собирался кардинал по грибы

 

Передача "Смак" с грибами (1997 г.)

Андрей Макаревич со своим юным помощником готовят:

1. Грибы с мясной вырезкой по-китайски

2. Грибной суп с лапшой

 

История про грибы и русалок, случившаяся в Карелии, из автобиографической книги Макаревича "Сам овца":

 

День на третий Кава сбил очередную утку, и я посчитал, что она будет хороша в лапше с грибами. За ними я и пошел в лес.

Лес начинался прямо по берегу озера, примерно в километре от деревни. Чтобы не заблудиться, я все время держал озеро в поле зрения — оно было слева от меня. Идя по лесу, поглядывая на озеро, я обошел подряд три заливчика — полукруглые, заболоченные, с березками по берегам, очень похожие друг на друга, каждый метров по пятьдесят шириной. Корзинка была уже тяжелая, день — жаркий и безоблачный, комары и слепни гудели громко и уныло, и я решил искупаться. Я быстро разделся на каменистом берегу, отмахиваясь от кровососов, вошел в темную воду и нырнул — головой вниз.

Глубина начиналась от берега сразу, вода была теплой только на поверхности, а внизу — ледяная, у меня зазвенело в ушах, и вдруг я услышал, как поют русалки. Пели они без слов, но это была песня про всех утонувших в этом озере — за тысячи лет. Голоса под водой звучали так неожиданно и страшно, что я пулей вылетел на поверхность. Над водой никто не пел, лес смотрел на меня мрачно и неприветливо. Я оделся, стараясь не смотреть по сторонам, и заспешил в сторону дома.

Ощущение тревоги не проходило. И деревья, и озеро, и синее небо без облачка — все стало каким-то нехорошим. Довольно быстро я достиг первого заливчика, обошел его почти бегом, спотыкаясь о торчавшие между кочек березовые корни, за ним — еще один и еще один. Дальше должна была начаться прямая дорога к деревне — по берегу. Но на пути возник еще один заливчик — четвертый. Я проскочил его не думая и уперся в пятый. В легкой панике обогнул и его и, выйдя к шестому, понял, что это — второй. Я узнал его по высохшей березе, свисавшей над самой водой. Меня пробил холодный пот.

Озеро все время маячило с одной стороны (теперь, на обратном пути, справа), и хождение кругами исключалось. Это было страшно, может быть, особенно потому, что необходимые элементы мистики и ужаса — полная луна, косматые туманы, вой ветра и уханье филина — отсутствовали напрочь. Я был я, в полном сознании и абсолютной трезвости, и часы на руке показывали четверть второго пополудни.

Я полез на дерево. Затея дурацкая с учетом того, что я не мастер лазать по деревьям, к тому же в северном лесу все деревья практически одной высоты. Я ободрался об иголки, измазался в смоле, чуть не свалился вниз и ничего не увидел. И тогда я стиснул зубы и решил следовать логике — тупо идти вперед, держа озеро справа, сколько бы глупостей на пути мне ни подкинули. Обошел проклятый заливчик с березой, потом еще один, и вдруг они кончились, и кончился лес и замаячила вдали родная деревня. Выглядел я, наверно, убедительно — мокрый, растрепанный и возбужденный невероятно. Рассказ мой восприняли с недоверием, но я настоял, чтобы мы немедленно отправились в заколдованное место и установили истинное количество заливчиков. Кава плюнул и поплелся за мной, чертыхаясь.

Заливчиков, конечно же, оказалось три.

 

14.png

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

167 лет назад (14 декабря 1846 г.) в Ковенской губернии Российской империи (ныне территория Литвы) родился польско-российский ботаник Эдуард Янчевский, известный, прежде всего, как крупный исследователь и коллекционер смородины. Один из видов смородины назван его именем.

 

Изучая кончики корней сосны, Янчевский первым обнаружил некие образования, которые в дальнейшем назовут грибокорнем или микоризой. Сам Янчевский не связал это явление с грибами, а посчитал неким видом патологии корней. Свои исследования он опубликовал в Польше в 1874 году.

 

Спустя несколько лет первым объяснит подобное явление симбиозом мицелия грибов и корней растения (на примере безхлорофильного растения подъельник) другой польско-российский ботаник - Франц Каменский. Свои исследования он провёл в 1879-1881 гг. во Львове, опубликовав своё открытие в 1882 году. За Каменским и закреплено открытие микоризы, хотя само слово было введено в научный оборот в 1885 году немецким ботаником Франком.

  • Нравится 4

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
vasilinka

 А сегодня в Смаке Макаревич готовил кислые щи с сушеными белыми. Очень занятный рецепт
! Надо попробовать обязательно. Говорит, что эти щи на вторые сутки суперский опохмелинчик))) Кстати, те сушеные белые, которые он бросал сегодня в бульон, он собирал сам под Дубной. На вопрос о том, узнаЮт ли его встречные грибники, ответил, что нет. Да и гитару в лес он с собой не берет))))

 

Пы.Сы. Надобно мне найти видео этой передачи, а то детальки рецепта
сотрутся в голове со временем......

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Сегодня также 156 лет со дня рождения русского миколога Сергея Навашина. 
Родился 2 (14) декабря 1857 года в Саратовской губернии (ныне пос. Волжский Самарской области).
Его имя носят улицы в Саратове и Киеве.
 
Он открыл и описал несколько видов грибов. Один из них - хорошо известная цибория берёзовая Ciboria betulae. 

Навашин изучал этот гриб в мае 1892 года в Петербурге. Работу опубликовал в 1893 году и этот труд считается до сих пор наиболее полным и глубоким исследованием, посвященным мумификации семян березы.

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

1976 лет назад, 15 декабря 37 года, родился Нерон, который стал императором после отравления грибами императора Клавдия.

Нерон сразу же "обожествил" Клавдия. В связи с этим Нерону приписывают фразу "грибы - пища богов".

  • Нравится 2

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

13 декабря 1838 года родился и 15 декабря 1902 года умер французский ботаник Пьер Мильярде, изобретатель бордоской смеси, первого фунгицида, которым до сих пор пользуются во всём мире.

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Сегодня родился великий русский абстракционист Василий Кандинский.

Произошло это 4 (16) декабря 1866 года в Москве. Умер, кстати, Кандинский тоже в декабре - 13-го числа 1944 года во Франции.

 

Ещё студентом Кандинский участвовал в этнографической экспедиции по европейскому северу России, где изучал верования зырян и, возможно, участвовал в практике шаманов...

С тех пор в творчестве Кандинского иногда проскакивает тема грибов, апогеем которой стала "Последняя акварель" 1944 года с летящими грибами.

0_d2108_8e82f026_XL.jpg

 

 

А это из стихотворной прозы Кандинского:

 

В лесу

Лес становился все гуще. Красные стволы все толще. Зеленая листва все тяжелее. Воздух все темнее. Кусты все пышнее. Грибы все многочисленнее. В конце концов приходилось идти прямо по грибам. Человеку было все труднее идти, продираясь, а не проскальзывая. Однако он шел и повторял все быстрее и быстрее одну и ту же фразу: —

Шрамы заживают.

Краски оживают.

  • Нравится 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Слепая грибница Полина

 

Из дневника Анны Капицы (жены нобелевского лауреата Петра Капицы):

16 мая 1978 г.
"Сегодня были... в Доме культуры слепых. Там прекрасная экспозиция Лины По*...
Было удивительно хорошо вспомнить Лину...
Очень любила, когда мы в лесу грибы собирали! Я их находила и говорила, где искать, и она на коленях, ощупывая землю и траву, их находила и была счастлива"


73402807_lina_po1.jpg

*По Лина (псевдоним, наст. имя и фамилия Полина Михайловна Горенштейн, 1899-1948). С 1921 г. обучалась одновременно скульптуре и балетному искусству. До 1934 г. была балериной. После потери зрения и частичного паралича возобновила занятия скульптурой.

151647905.jpg

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Из воспоминаний детства Софьи Ковалевской (1850-1891), известного русского математика
 

240px-Sofja_Wassiljewna_Kowalewskaja_1.j

Почти к самой усадьбе Круковских примыкал с одной стороны лес. Вначале расчищенный и похожий на парк, он становился мало-помалу все гуще и непроходимее и сливался наконец с громадным казенным бором. Этот последний тянулся на целые сотни верст в окружности и, с памяти человека, не стучал в нем топор иначе, как разве когда ночью, исподтишка, в руках вора-крестьянина, пришедшего попользоваться казенным деревом.

Про лес этот ходили в народе странные легенды, в которых трудно было отличить, где кончается правда, где начинается миф. Водилась в нем, разумеется, как во всех русских лесах, разная лесная нечисть: лешие и русалки; но хотя в существовании их мало кто сомневался, однако, по правде сказать, кроме деревенской дурочки Груни да старого знахаря Федота, кажется, никто не видал их воочию. Зато гораздо больше было людей, которые могли порассказать о встрече в лесу с тем или другим недобрым человеком. По слухам, в самой чаще леса существовали целые притоны разбойников, конокрадов и беглых солдат, и не поздоровилось бы становому и исправнику, если бы кому из них вздумалось заглянуть на то, что делается в лесу ночью. Что же касается волков, рысей и медведей, то редкий из местных жителей не имел хоть раз в жизни случая убедиться собственным опытом, что они-то, по крайней мере, несомненно водятся в лесу.

Надо, сказать, впрочем, что медведи жили с окрестными крестьянами в довольно миролюбивых отношениях. Разве когда ранней весной или поздней осенью услышишь, что медведь задрал у мужика корову или лошадь; обыкновенно же мишка довольствовался тем, что таскал у своих соседей снопы овса с поля или мед из их пчельника. Редко, редко пронесется вдруг слух, что медведь облапил мужика, да и то всегда потом окажется, что виноват был сам мужик, который первый задел бедного мишку.

К лесу многие питали почти суеверный страх. Если случалось, бывало, в одной из окрестных деревень, что какая-нибудь крестьянка хватится вечером своего ребенка, первое, что придет ей в голову,— это то, что он в бору заплутался, и начнет она голосить по нем, как по мертвому. Ни одна горничная в доме Круковских не решилась бы пойти в лес одна без спутника; но обществом, особенно в сопровождении молодых лакеев, они, конечно, охотно бегали в лес. Отважная гувернантка англичанка, страстно любившая моцион и длинные прогулки, отнеслась сначала свысока ко всем рассказам про лес, которыми стали пугать ее тотчас по ее приезде к Круковским, и решила, что будет ходить в лес гулять, что бы пугливые бабы про него не болтали. Но когда однажды осенью, отойдя одна со своими воспитанницами на расстояние не более часа от дома, она вдруг услышала в лесу треск и вслед за тем увидела огромную медведицу, которая с двумя медвежатами переходила через дорогу, в шагах пятидесяти от нее, — она должна была сознаться, что не все преувеличено в рассказах про лес, и с тех пор и она не стала отваживаться <уходить> далее опушки иначе, как в сопровождении кого-нибудь из лакеев.

Но не все только страшное приходило из леса. Были в нем неисчерпаемые запасы всякого добра. Водилось в нем несметное количество дичи — зайцев, тетеревов, рябчиков, куропаток. Иди себе охотничек и постреливай только; и самый неумелый, со старой кремневой винтовкой, и тот может рассчитывать на добычу. Летом разной ягоде конца не было. Сначала пойдет, бывало, земляника, которая, правда, поспевает в лесу несколько позже, чем на полях, но зато бывает гораздо сочней и душистее. Не успеет она отойти, как уже, смотришь, пошла голубица, костяника, малина, потом брусника; а тут, того и гляди, подоспеют орехи, а затем начинается грибное раздолье.

Подберезовиков и подосинников попадается немало и летом, но для груздей, для боровиков, для рыжиков настоящая пора осень. На баб, на девок да на ребятишек во всех окрестных деревнях находит в это время просто исступление какое-то. Из леса их силой не вытащишь. Целой гурьбой отправляются они в него с восходом солнца, вооруженные корзинами, чашками, лукошками, и до позднего вечера их и не жди домой. И жадность же у них какая является! Уж сколько, кажется, добра понатаскали они сегодня из лесу, а все им мало! — завтра, чуть забрезжит свет, уж их опять в лес так и тянет. На сборе грибов все их мысли помутились; из-за грибов они все и домашние и полевые работы побросать готовы.

В доме Круковских тоже предпринимались иногда,— летом, во время земляники, или осенью, в грибную пору,— целые экспедиции в лес. В них участвовали все домашние, за исключением только самих барина и барыни, которые оба не были охотниками до подобных сельских удовольствий.

С вечера сделаны все распоряжения. На следующее утро, с первым лучом восходящего солнца, уже подъезжают две-три телеги к крыльцу. В доме начинается веселая, праздничная суетня. Горничные бегают, торопятся, сносят и уставляют в телеги посуду, самовар, разную провизию, чай, сахар, миски, полные пирожков и ватрушек, вчера еще напеченных поваром. Сверх всего остального набрасывают пустые корзины и кузовы, предназначаемые для будущего сбора грибов. Дети, поднятые с постель не в привычный час, с заспанными лицами, по которым только что прошлась мокрая губка, заставляя их запылать ярким румянцем, бегают тут же. От восторга они не знают, что и начать, за все хватаются, мешают всем и умудряются каждому непременно попасться под ноги. Дворовые собаки, разумеется, не менее заинтересованы в предстоящей поездке. С самого утра они уже находятся в состоянии нервного возбуждения; шныряют между ногами, заглядывают людям в глаза, зевают протяжно и громко. Наконец, утомленные волнением, они растягиваются на дворе перед крыльцом, но вся их поза выражает напряженное ожидание; беспокойными взорами следят они за всем, что происходит, при первом знаке готовы вскочить и помчаться. Вся интенсивность их собачьей природы сосредоточена теперь на одной мысли: как бы господа не уехали без них!

Вот, наконец, сборы кончены. В телегах разместились как попало гувернантка, учитель, дети, штук 10 горничных, садовник, человека 2—3 из мужской прислуги, да штук пять дворовых ребятишек. Вся дворня пришла в волнение; каждому хочется участвовать в веселой поездке. В последнюю минуту, когда уже телеги было тронулись, прибежала вдруг судомойкина дочка, пятилетняя Аксютка, и подняла такой рев, увидя, что матка ее уезжает, а она остается, что пришлось и ее посадить в телегу.

Первый привал назначен у сторожки лесника, верстах в десяти от усадьбы Круковских. Телеги едут мелкой рысцой по вязкой лесной дорожке. Только в передней из них сидит на облучке настоящий кучер; остальными правят добровольцы, которые поминутно перебивают друг у друга вожжи из рук и невпопад дергают лошадь то вправо, то влево. Внезапный толчок. Телега наехала на толстый корень. Всех подбросило кверху. Маленькая Аксютка чуть и совсем не вылетела; едва-едва успели ухватить ее за ворот платья, как хватают щенка за шиворот. На дне телеги послышался зловещий звон битого стекла.

Лес становится все гуще, все непроницаемее. Куда ни глянешь — всюду ели, мрачные, высокие, с темно-бурыми корявыми стволами, прямыми, как исполинские церковные свечи. Только по краям дороги ползет мелкий кустарник — орешина, бузина и преимущественно ольшина. Кое-где мелькнет трепещущийся, раскрасневшийся к осени осиновый лист или ярко вспыхнет обремененная гроздьями живописная рябина.

Из одной из телег раздаются вдруг громкие испуганные ахи! Тот, кто сидит в ней заместо кучера, задел своей шапкой молодую, еще мокрую от росы ветку березы, низко перевесившуюся над дорогой. Ветка раскачнулась и с размаха хлестнула всех сидящих в телеге, обдав их мелкими душистыми брызгами. Смеху, шуткам, остротам конца нет.

Вот и сторожка лесника виднеется. Изба его крыта тесом и на вид несравненно уютнее и чище, чем обыкновенные избы у белорусских мужиков. Она стоит на небольшой полянке и (редкая роскошь у крестьян в этой местности) окружена небольшим огородом, в котором среди кочанов капусты пестреют головки мака и сияют два или три ярко-желтых подсолнечника. Те несколько яблонь, которые высятся среди огорода, обремененные румяными яблоками, составляют особенную гордость своего хозяина, так как он сам пересадил их из леса дичками, потом привил их и теперь может поспорить своими яблоками с любым из соседей помещиков.

Леснику уже лет под семьдесят; борода у него длинная, совсем белая, но вид у него еще бодрый, очень важный и степенный. Ростом и всем сложением он крупнее большинства мизерных белорусов, и на лице его как будто отражается окружающий лес с его ясным, величавым спокойствием. Детей своих он всех уже пристроил: дочек выдал замуж, сыновей определил к какому-нибудь ремеслу на стороне. Теперь он живет один со своей старухой да с приемышем, взятым им на старости, мальцом лет пятнадцати.

Завидя господ еще издали, старуха побежала ставить самовар; когда же телеги подъехали к крыльцу, и она и старик вышли им навстречу, кланяясь в пояс и прося дорогих гостей не побрезгать их чаем. Внутри изба тоже чистая и прибранная, хотя воздух в ней все же спертый и пропитанный запахом ладана и деревянного масла от лампады, так как окошечки в ней, из боязни морозов зимой, совсем крошечные и отворяются плохо. После свежего лесного приволья в первые минуты кажется здесь и дышать нельзя, но в избе так много интересного, что дети скоро свыкаются с ее тяжелым воздухом и начинают с любопытством оглядываться по сторонам. По глиняному полу рассыпаны еловые ветки; вдоль всех стен идут лавки, по которым прыгает теперь ручная галка, с подрезанными крыльями, нисколько не смущаясь присутствием большого черного кота, очевидно своего хорошего приятеля. Этот последний сидит на задних лапах, умываясь одной из передних, и с притворным равнодушием оглядывает гостей сквозь полузажмуренные веки. В переднем углу стоит большой деревянный стол, покрытый белою скатертью с вышитым бортом, а над ним высится громадный киот с удивительно безобразными и очевидно необычайно древними образами. Про лесника говорят, что он раскольник и что именно благодаря этому-то обстоятельству он и живет так опрятно и так богато, потому что известно, что раскольники никогда не ходят в кабак и придерживаются большой чистоты в своих жилищах. Говорят тоже, что леснику приходится ежегодно откупаться недешево и от исправника и от сельского попа, чтобы они не вмешивались в его религиозные убеждения, не принуждали его ходить в православную церковь и не следили за тем, посещает он или нет раскольничьи молельни. Еще рассказывают про него, что он сам никогда не съест куска в православном доме, а что у себя он держит для православных гостей особую посуду. Хотя бы эти гости были и господа, он ни за что не подаст им ничего в той чашке, из которой сам ест,— это значило бы осквернить чашку совсем так же, как если бы из нее поела собака или другое нечистое животное. Детям ужасно бы хотелось знать, правда ли, что «дядя Яков» (так они зовут лесника) брезгует ими, но они не решаются его спросить.

Дядю Якова они очень любят. Быть у него считается большим удовольствием; когда же он иногда заходит в гости к ним в Палибино, то всегда приносит им какой-нибудь подарок, более приходящийся им по вкусу, чем самые дорогие игрушки. Так, например, раз он привел с собой молодого лося, который долго потом жил у них за загородкой в парке, но совсем ручным никогда не сделался.

Огромный медный самовар пыхтит на столе, на котором расставлены разные необыкновенные кушанья: варенец, лепешки с маком, огурцы с медом, все такие лакомства, которые никогда не достаются детям иначе, как только у дяди Якова. Лесник усердно угощает своих гостей, но сам ни до чего не дотрогивается (значит, правда, что брезгует, думают дети) и ведет степенную, неторопливую беседу с учителем. В его белорусской речи попадается немало выражений, непонятных для детей, но они все же ужасно любят слушать, как дядя Яков говорит: он знает так много про лес, про зверей в нем, про то, что каждый зверь думает.

Теперь уже около шести часов утра. (Как странно: в обыкновенные дни спишь еще в постельке в это время, а сегодня уж чего, чего только не было!) Мешкать нельзя больше. Вся компания вразброд рассыпается по лесу, перекрикиваясь и аукая время от времени, чтобы не разойтись слишком далеко и не заплутаться в лесу.

Кто-то наберет всех больше грибов? Этот вопрос волнует теперь всех; у каждого разгорелось самолюбие. Соне кажется в эту минуту, что нет ничего важнее на свете для нее, как поскорей наполнить свою корзинку. «Господи, пошли мне много, много грибов!» — думает она, невольно влагая ужасно много страсти в эту молитву и, завидя издали красную чашечку подосиновика или черную головку подберезовика, со всех ног кидается в ту сторону, чтобы неравно кто не перебил у ней намеченную добычу. А сколько у ней бывает разочарований! То примет она сухой лист за гриб, то вдруг покажется ей плотная, светло-бурая шапочка боровика, скромно выползающая из моха. Схватит она ее с восторгом — глядь, а снизу не сплошное белое донышко, а глубокие разрезные бороздки. Оказывается, это просто молоденький, никуда не годный валуй принял сверху обманчивый вид боровика! Но всего обиднее для Сони, если она пройдет по какому-нибудь месту, ничего не заметя, а восроглазая Феклуша, чуть не из-под носу у ней, выхватит молоденький прелестный грибок. Эта несносная Феклуша! Она словно чутьем узнает, где гриб, просто из-под земли их выкапывает. У ней уже верхом полна вся корзина, и притом все больше белыми или рыжиками, подосинников — и тех мало, а лисичек, маслят и сыроежек она вовсе не берет. И что у ней за грибы! Все как на подбор — маленькие, чистые, красивенькие,— хоть сырыми их ешь! У Сони же корзина полна всего только наполовину, и то вон сколько в ней больших, дряблых шляпух, которых и показать стыдно...

В три часа опять привал. На полянке, на которой пасутся распряженные лошади, кучер развел костер. Лакей бежит к ближнему ручью наполнять взятые с собой графины водой. Горничные разостлали на земле скатерть, ставят самовар, расставляют посуду. Господа садятся отдельной кучкой, прислуга, из почтения, размещается немножко поодаль от них. Но это разделение длится только первые четверть часа. Сегодня день такой особенный, что никаких сословных различий как будто и не существует. У всех один и тот же всепоглощающий интерес: грибы. Поэтому все общество скоро опять перемешивается. Каждому хочется похвастаться собственною добычей и посмотреть, что-то нашли другие. К тому же у всех теперь так много есть что порассказать друг другу; у каждого были свои приключения: кто вспугнул зайца, кто подсмотрел норку барсука, а кто чуть-чуть не наступил на змею.

Поевши и отдохнув немножко, опять идут по грибы. Но прежнего воодушевления уже нет. Усталые ноги тащатся с трудом. Большая корзина, хотя в ней теперь и мало грибов, вдруг стала так тяжела, что совсем оттягивает руку. Воспаленные глаза отказываются служить: то вдруг так ясно померещится гриб там, где его нет, а мимо настоящего гриба пройдешь, совсем его не приметив.

Соня теперь уже равнодушна к тому, наполняется ли ее корзина или нет, но зато она стала гораздо восприимчивее к другим впечатлениям леса. Солнце уже близко к закату; косые лучи скользят промеж голых стволов, окрашивая их в кирпично-бурый цвет. Маленькое лесное озеро с совсем плоскими берегами так неестественно спокойно и тихо, точно заколдованное. Вода в нем темная-темная, почти черная, только в одном месте алеет на ней ярко-багровое, точно кровяное, пятно.

Пора домой. Все общество опять сходится у телег. Днем все так были заняты каждый своим делом, что никто не обращал внимания на других. Теперь все смотрят друг на друга и вдруг разражаются громким, неудержимым смехом. Бог знает, на что все стали похожи! За этот день, проведенный на воздухе, все успели загореть; лица у всех обветрились и пылают. Волосы растрепаны, костюмы пришли в беспорядок неописанный. Отправляясь в эту лесную экспедицию, и барышни и горничные облачились, разумеется, в свои самые старые платья, которые нечего больше беречь. Но поутру все это сходило кое-как с рук; теперь же и глядеть смешно. Кто растерял в лесу ботинки, у кого наместо юбки болтаются какие-то беспорядочные лохмотья. Всего фантастичнее головные уборы. Одна из девушек воткнула большую гроздь ярко-красной рябины в свои черные спутанные косы; другая устроила себе род каски из листа папоротника; третья воткнула на палку чудовищный мухомор и держит его над собой в виде зонтика.

Соня опутала себя всю гибкою веткою лесного хмеля; желтовато-зеленые шишки его перепутались с ее каштановыми, беспорядочно рассыпавшимися по плечам волосами и придают ей вид маленькой вакханки. Щеки ее пылают, и глаза так и искрятся.

«Да здравствует ее величество, цыганская королева!» — говорит брат Федя, насмешливо преклоняя перед ней колено.

Взглянув на нее, гувернантка тоже должна сознаться со вздохом, что она действительно более походит на цыганку, чем на благовоспитанную барышню. А если бы гувернантка знала только, как дорого дала бы в эту минуту сама Соня, чтобы вдруг превратиться в настоящую цыганку! Это день в лесу пробудил в ее душе столько диких, кочевых инстинктов. Ей бы хотелось никогда не возвращаться домой, всю жизнь проводить в этом чудном, милом лесу. Сколько грез, сколько фантазий о дальних путешествиях, о небывалых приключениях роятся в ее голове...

Возвращение домой совершается в большой тишине. Нет теперь ни веселых криков, ни взрывов смеха, как поутру. Все устали, все присмирели, и на всех нашло какое-то странное, почти торжественное настроение духа. Некоторые из девушек затянули песню, такую тихую и заунывную, что у Сони вдруг защемило сердце той странной беспричинной тоской, которая часто находит на нее после минут сильного возбуждения. Но в этой тоске столько своей собственной, своеобразной прелести, что она не променяла бы ее на шумную радость.

Вернувшись домой и лежа в своей кроватке, Соня, несмотря на усталость, долго не может уснуть. В каком-то лихорадочном состоянии между сном и бдением она все еще видит перед собою лес. Она видит его теперь, пожалуй, еще отчетливее, лучше схватывает общее очертание и в то же время яснее подмечает детали, чем днем, в действительности. Много разных мимолетных впечатлений, которые тогда только скользнули по ней, не дойдя вполне до ее сознания, теперь возвращаются живо и назойливо. Вот вырисовывается из темноты громадная муравьиная куча. Каждая еловая хвоя на ней выступает так рельефно, что Соня, кажется, могла бы ее приподнять. Хлопотливые муравьи тащат за собой белые яйца быстро и озабоченно, пока вдруг все куда-то не исчезают вместе с своей кучей, а на место их появляется белый мягкий комочек, похожий на большой ком снега. Соня видит теперь, что он весь состоит из мелких, мелких паутинок, а в самой середине его чернеется темное пятнышко. Ей хочется схватить комок рукой, но не успела она это подумать, как черное пятнышко в середине приходит в быстрое движение и от него во все стороны рассыпаются черные точки, словно радиусы от центра к поверхности. Но это не точки, а черные крошечные паучки, которые все вдруг забегали и засуетились. Соня, действительно, нашла сегодня поутру такой странный комочек, но тогда она его почти не приметила, а вот теперь он представился ей так живо, как настоящий...

И долго ворочается в своей кроватке усталая Соня и все не может отвязаться от назойливых видений, пока не засыпает, наконец, тяжелым, свинцовым сном.

  • Нравится 3

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
merlu

Неделю назад Дмитрий Медведев в своём Инстаграме разместил фотографию белых грибов с подписью "Белые появились. Красных пока не видно...", которая на данный момент собрала уже более 500 комментариев...
56c4ad788fbece655790ef6c5d891eb80ca73be0

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
ariona

@merlu,

С "лейкой", кажется, в 300 тыс. евро, Дмитрий Анатольевич мог бы и лучше фотографировать. Мы тоже размещали неделю назад его шедевр.

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
Яндекс.Метрика