Почему трутовики плачут - Стихи и рассказы - Грибы средней полосы Перейти к публикации
Дончанин

Почему трутовики плачут

Рекомендованные сообщения

Дончанин

Почему трутовики плачут (сказка для взрослых)


Где-то на северо-западе, у берега моря  жил некогда юноша по имени Микас. С детства тот юноша был увлечён грибами. Точнее, любовь эту привила ему бабушка. Она брала внука с собой в лес, где на практике  обучала его всяким премудростям. Где, когда и какой гриб следует искать, как отличить хороший гриб от дурного и на какие признаки надо обращать особое внимание, чтоб не ошибиться. Бабушка знала много. А с другой стороны, очень мало. Она разбиралась в грибах прекрасно, но только в немногих, что росли в лесу. Микас видел, сколько ещё  грибов произрастает вокруг! Круглых, уховидных, чашеобразных, трутовых! Совсем неизвестных. А сколько людей травилось грибами от элементарного невежетсва! И тогда Микас вознамерился сам во всём разобраться. Он решил собрать все сведения, которые когда-нибудь где-нибудь встречались о грибах, систематизировать их и дать людям самые точные и полные знания о грибах.

Не долго раздумывая, Микас взялся за дело. Он ходил по деревням, по крупицам собирал у населения знания и сведения, которые хоть как-то касались грибов. Он днями засиживался в библиотеках, копался в архивах, скрупулёзно выискивая материалы о грибах. Но чем дольше он работал, тем яснее понимал, что до истины ему так же далеко, как и в самом начале. В каждой местности, где побывал Микас, было своё отношения к грибам, свои приметы и названия, а теоретические изыскания носили очень неточный, запутанный и зачастую противоречивый характер. Юноша уже был на грани отчаяния, когда ему попала в руки старинная рукопись. Обложки не было, страницы пожелтели, в некоторых местах буквы стёрлись, да и написано было по-латыни. Но Микас знал латынь. Он с интересом изучал рукопись, потому что в ней имелись ценные сведения о редких грибах. И вот на одной странице он читает: "Рецепт
, как обрести Абсолютное Грибное Знание". Юноша впился глазами в текст. Там было сказано, что далеко в Гималаях, на горе растёт старый дуб. Высоко на дубе растёт старый трутовик.  Трутовик разрушает дерево. С каждым годом дуб даёт всё меньше листьев. Наконец наступит момент, когда дерево погибнет. Для того, чтобы получить Абсолютное Грибное Знание, надо отколоть от трутовика маленький кусочек и съесть его. Но только до того времени, пока дуб жив. Как только дерево умрёт, трутовик потеряет своё уникальное свойство. И был нарисован подробный план.

-Э,- вздохнул Микас, - рукопись очень старая... Наверняка от дуба того ничего уж не осталось! Да и выдумки это, наверное...

Но всё-таки это был шанс. Единственный. И Микас решил идти на поиски того дуба. Он собрал нехитрый скарб, попрощался с родными и друзьями и отправился в путь.
Долго шёл Микас. Истоптал не одну пару обуви, износил не одно платье. Он переплывал через реки,  переходил овраги, продирался сквозь чертополохи, изнывал от жажды под испепеляющим солнцем и мёрз звёздными ночами. Но ничто не могло остановить юношу. И наконец в одно утро на горе он увидел старый дуб.  Но какое разочарование ждало Микаса, когда, добравшись до дуба, он понял, что тот сух. Серые листья обессиленно болтались на мощных ветвях. Микас обошёл дерево вокруг. Но нет, всё то же. И только мощный трутовик зловеще нависал над головой. И вдруг... Микас увидел, что на одной боковой веточке колыхались три зелёных листочка! Дуб ещё жив! Микас сразу взялся за дело. Он сплёл из лиан крепкую верёвку, смастерил лассо и забросил его на самый высокий сук, который торчал аккурат вровень с трутовиком.  Юноша, вскарабкавшись,  отколол кусочек от трутовика не без труда: тот был твёрд, как кремень.

Всходило солнце. Микас стоял под дубом, держа в руке вожделенный кусочек. Теперь он обретёт полное знание! Теперь он донесёт его до людей! И юноша решительно отправил этот волшебный кусочек в рот. Мгновенно рот обожгло, словно калёным железом. Рефлекторно Микас хотел всё выплюнуть, но неимоверным усилием воли подавил рефлекс. На боку болталась фляга с водой, и юноша запил кусочек, как таблетку. Жжение прекратилось так же внезапно, как и началось. В это время от порыва ветра к ногам Микаса упали три зелёных дубовых листочка...

И тут Микас почувствовал, как словно пелена спала с его разума. Будто бы открылся какой-то шлюз, неведолмый канал, и в голову ворвались бурным чистым потоком Знания! Микас так и стоял какое-то время, впитывая  всю эту лавину информации. Он не помнил, как добрался домой, потому что всё время находился, как под гипнозом, во власти этого потока.

Вернулся юноша... впрочем, Микас, когда вернулся, был уже не юношей, а вполне зрелым человеком. Постарели его отец и мать, друзья Микаса обзавелись семьями и каждый вносил свой посильный вклад во благо общества. Но ничего, Микас знал, что он наверстает упущенное! Он ни с кем не стал общаться, на распросы отвечал односложно, мол, всё потом расскажу, а прежде всего - дело! Микас заперся в своей комнате и стал писать. Весь тот поток Абсолютного Грибного Знания он должен был осмыслить и запечатлеть. Микас работал днём и ночью. Он похудел и оброс щетиной, но был всё так же энергичен и маниакально писал. Остановить его смогла только смерть отца. За работой Микас не заметил, как отец захворал и помер. Тяжело переживал Микас эту потерю. И вдруг в день смерти отца он осознал, что ему просто физически не успеть сделать всю работу до конца! Знания приходили быстрее, чем Микас успевал из записывать и осмысливать. Столько времени прошло, а работа только в самом начале. Микасу необходимо было как-то продлись свою жизнь. Он вспомнил о старой рукописи. Тогда он, найдя рецепт
Абсолютного Знания, не дочитал её до конца. Была надежда: может, в ней есть рецепт
, как продлить жизнь? И рецепт
, к радости Микаса, нашёлся! Вновь надо было действовать по прежней схеме. Тоже в Гималаях, но уже на другой горе, надо было найти старый дуб, отколоть  кусочек трутовика  и проглотить его. Но дуб должен быть живым. И тогда не просто продлевалась жизнь - тогда Микас обретал бессмертие! Микас знал, что на это он идёт не ради себя, а ради всего человечества! Цель его благородна! И он вновь, быстро попрощавшись со старой матерью и друзьями, отправился в путь.

Долго шёл Микас. И мужественно преодолевал всё те же невзгоды, что и в первый раз. Наконец цель достигнута. Этот дуб был ещё мощнее: в пять обхватов! И тоже был сухим. И только на одной из боковых веток  два живых листика свидетельствовали, что в дубе  теплилась жизнь. И трутовик нависал зловеще прежнего...

Микас проделал знакомую  процедуру. Он опять сплёл верёвку из лианы, опять забросил её на самый высокий сук вровень с трутовиком. Опять с большим трудом он отколол кусочек, и вновь, когда положил его в рот, ощутил сильное жжение, но запил заблаговременно припасённой водой. В этот момент с дуба упали два зелёных листа...
Только на этот раз Микас ничего не почувствовал. Он просто ЗНАЛ, что отныне будет жить вечно. Теперь не спеша можно будет продолжать дело всей своей, теперь уже вечной, жизни!

Долго ли, коротко ли, добрался Микас до родных мест, став к тому времени пожилым человеком. Мать свою в живых он уже не застал. Да и друзья состарились. Никто из них не совершил ничего грандиозного. Они жили, растили детей, работали, но из разговоров с ними Микас понял, что они ничуть не жалели о прожитых годах. Но недолго он горевал на могиле родителей, недолго общался с друзьями... Некогда! Надо работать! И он вновь принялся писать, день о ночь...

Но бессмертие бессмертием, а годы брали своё. Память стала уже не та, зрение ухудшилось, сердце побаливало. КПД работы Микаса всё падал. И однажды Микас с ужасом понял, что процесс старения необратим, а поскольку он, Микас, теперь бессметрен, то будет дряхлеть вечно! Такой жизни не пожелаешь и врагу... Надо срочно искать эликсир молодости и здоровья! Микас опять взялся за старинную рукопись. И - о счастье - он нашёл рецепт
! Рецепт
обещал полное омоложение, оздоровление и абсолютную остановку процесса старения. Опять надо было идти в Гималаи, опять искать старый дуб...

Чтобы не терять ни йоты драгоценного времени, Микас  в этот раз ни с кем не попрощался и не медля отравился в путь. Очень тяжело пришлось Микасу. Мало того, что путь этот был самым длинным, самым тяжёлым, но ещё годы и пошатнувшееся здоровье напоминали о себе. Последний отрезок пути Микас преодолевал практически на одной воле. Но Микас знал, что намерения его благи, цель его благородна. Ради знаний, которыми он одарит человечество, он готов вытерпеть любые испытания!

И вот на рассвете в утренней дымке возникли очертания огромного дуба. Он был старый-престарый, в семь обхватов! Сухой. И лишь на маленькой боковой веточке колыхался единственный зелёный листок. Огромный трутовик так мощно нависал над головой, казался таким тяжёлым, что Микас поспешно отошёл в сторону. Он опять сплёл лассо, забросил его на сук, собрался с силами и полез наверх. Два раза он останавливался, чтобы передохнуть, один раз чуть не сорвался, но путь был пройден благополучно. Микас из последних сил отколол маленький кусочек и торжествуще поднял его вверх. Цель достигнута!  Он обладает бесконечным знанием!  Он победил смерть, старость и болезни! Он сделал свою судьбу! Микас торжественно вкусил эликсир.

И в тот же миг  камнем рухнул на землю. От удара Микас хотел взвыть от боли, но... не смог! Тогда он хотел выругаться, но язык отказывался ему повиноваться. Более того, Микас не мог пошевелить ни рукой, ни ногой - ничем! Даже не мог сморщиться от боли. Он лежал неподвижно, лицо его ничего не выражало, глаза остекленело смотрели вверх. Оттуда медленно падал  зелёный дубовый лист... До Микаса дошла страшная правда. Остановив процесс старения, он остановил вообще все процессы в своём организме.  Он лишился возможности двигаться... а значит, и физически существовать! Любое физическое движение - это процесс. Нет процесса - нет движения, а значит и жизни. Материальной. И только нематериальные, духовные субстанции оставались. Осталась и мысль. Микас думал: вот он лежит, думает, чувствует. Его тело теперь молодо, красиво, здорово, но совершенно беспомощно и ни на что не пригодно. Так переплелись здесь жизнь и смерть - эти две стороны одной медали.  Перед мысленным взором Микаса прошла вся его жизнь, которую он потратил в поисках Абсолютного знания. И чего он добился, что сделал? Семьи не создал, дом не построил и даже дерево не посадил. И горько заплакал Микас. Но со стороны этого нельзя было увидеть. По его щекам не пролилось ни единой слезинки. И лицо его не выражало ничего.

Но время не обманешь. Тело Микаса, лишённое воды и пищи, стало усыхать. Осадки и ветер медленно его разрушали. Подточенный трутовиком, рухнул дуб, придавив останки Микаса и причинив ему долгую нестерпимую боль. Много времени прошло, пока тело Микаса не истлело совсем. Но ведь Микас бессметрен. Поэтому, когда его останки  развеял ветер, мельчайшие частички  их разнеслись по всему свету, осели на деревьях и проросли трутовиками.

Иногда можно заметить, что на трутовиках появляются капли жидкости. Так знайте: это плачет Микас.

Изменено пользователем Дончанин
  • Нравится 5

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Агни

Ох....как же теперь с ножом к трутовику серно-желтому подойти?

Что-то не по себе мне...

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах
Дончанин

Агни, не стоит волноваться - "плачут" (как правило) трутовики окаймлённые, а они несъедобны)

 

0_3b323_e514ed4b_L

  • Нравится 1

Поделиться сообщением


Ссылка на сообщение
Поделиться на других сайтах

×
Яндекс.Метрика